История жизни 8 Кармапы Микьо Дордже(2)

История жизни 8 Кармапы Микьо Дордже

История жизни 8 Кармапы Микьо Дордже

В общей сложности на его публичных поучениях и посвящениях побывало бо­лее десяти тысяч человек. За время той поездки он нашел и признал Третьего Гьялцаба Ринпоче, ламу по имени Драгпа Палджор и Кёнчога Енлага, Пятого Шамарпу. В Мар Кхаме Микьо Дордже вырезал из камня свою собственную статую. Его последователи писали, что, когда работа была завершена, Кармапа поставил статую перед собой и спросил ее:

—Похожа ли ты на меня?

—Да, очень похожа, — отвечала статуя.

Тогда Кармапа сжал в кулаке остаток камня, словно ку­сок масла, оставив на нем отпечатки своей ладони и пальцев. И статуя, и камень сохранились до наших дней: они находятся в монастыре Румтек в Сиккиме.

Прибыв в монастырь Карма, Микьо Дордже принял по­сланников У Цунга, императора Китая. Они привезли ему множество подношений и от имени своего правителя пригла­сили Кармапу в Китай. Однако Кармапа, предчувствуя ско­рую кончину императора, отклонил это приглашение. Китай­цы восприняли его отказ как оскорбление, снова запаковали привезенные дары и вернулись в Китай, где обнаружили, что император и его супруга только что умерли.

Из Кхама Микьо Дордже отправился в Центральный Ти­бет. В Самдинге перерождающаяся женщина-учитель Дордже Памо поднесла ему в дар монастырь. Прибыв в Цурпху, он нашел здания этой святыни в ветхом состоянии и распоря­дился начать восстановительные работы. Здесь Лама Сурманг Трунгпа нанес ему визит и увидел Кармапу в виде воплощения Йидама Чакрасамвары.

После непродолжительного периода хозяйственной дея­тельности Микьо Дордже снова выехал в путь вместе со свои­ми учениками. Он посетил монастырь школы Кадам, назы-

 

ваемый Раденг, а оттуда направился в Гангри Токар — место отшельничества Лонгченпы, великого святого школы Ньинг-ма. Там, на скалах вокруг пещеры, еще оставались отпечатки ступней этого мастера и следы копыт его лошади. Затем путь Кармапы лежал туда, где в уединении медитировал состарив­шийся Лама Карма Тринле. Он дал Микьо Дордже посвяще­ния в Курукуллу, Махакалу и Вайшравану. Затем они вдвоем посетили институт в Легше Линге, основанный Ламой Карма Тринле, и Кармапа дал там много поучений.

В том же году Микьо Дордже и Карма Тринле встретились снова. На этот раз пожилой ученый дал Кармапе наставле­ния о Шести йогах Наропы. Кармапа, которому как раз ис­полнился двадцать один год, получил полное посвящение в монашеский сан от настоятеля Чёдруба Сэнге, считавшегося воплощением кашмирского ламы и ученого по имени Сакья Шри. Карма Тринле помогал настоятелю в проведении этой торжественной церемонии.

Пока Кармапа гостил в Легше Линге, Чёдруб Сэнге долго и очень подробно наставлял его в доктрине шентонг, или «пу­стой и что-то еще» (тиб.: дгЪап з1опд). Лама попросил Ми­кьо Дордже сохранять и распространять это крайне важное философское воззрение, завоевавшее широкую популярность в традициях Джонанг и Ньингма. Оно подвергалось жесткой критике со стороны представителей школы Гелуг, которые придерживались противоположного взгляда рангтонг, или «пустой сам по себе» (тиб.: гапд зЪопд). Впоследствии под­ход шентонг передавался в линии преемственности Карма Ка-гью от учителя к ученику. Однажды великий ученый Джамгён Конгтрул Лодрё Тхае посвятил в его тонкости Пятнадцатого Кармапу и сделал это воззрение краеугольным камнем осно­ванного им движения Римэ. Таким образом, Микьо Дордже можно считать важным предвестником тибетского Возрож­дения, наступившего в XIX веке.

Взаимоотношения Микьо Дордже с его учителем Кар­ма Тринле были очень важны для продолжения образо­вания Кармапы. Он провел у этого Ламы в общей слож­ности около трех лет. За этот период Кармапа изучил Пять трактатов Майтрейи, труды по логике авторства Дигнаги и Дхармакирти, сочинения по Абхидхарме Асан-ги (Абхидхарма-самуччая) и Васубандху (Абхидхарма-коша), тексты Винайи, важнейшие книги из наследия На-гарджуны, работу Чандракирти «Вступление на Срединный путь» (Мадхьямака-аватара), «Хеваджра-тантру», труды по астрологии и многие другие тексты из Индии, имеющие отношение к буддизму Махаяны и Ваджраяны. В дополне­ние к наследию индийского буддизма Карма Тринле пред­ставил Кармапе Микьо Дордже собрание сочинений Нгога-переводчика33 и Сакья Пандиты.

Микьо Дордже был примерным учеником, он умел сохра­нять полную сосредоточенность на протяжении всего долгого периода своего интенсивного обучения. Он постоянно раз­мышлял над смыслом текстов и теми выводами, которые из них можно было сделать. Он всегда анализировал и подвергал сомнению любые неясные места, благодаря чему в совершен­стве постигал значение изучаемого предмета. Он так много занимался наукой, что у него оставалось мало времени на еду, и в результате его физическое здоровье пошатнулось. Тринле хвалил Кармапу как великого ученого, а Микьо Дордже высо­ко ценил его как искусного наставника, говоря:

— Ты находишься на первой ступени Бодхисаттвы, на гра­ни между сансарой и нирваной. Относительно сансары тебя можно назвать «тем, кто не возвращается», и у тебя есть спо­собность к сознательным перерождениям.

В завершение своего интеллектуального образования Ми­кьо Дордже посвятил много времени медитации. Ему при­снилось, что дакини отнесли его в жилище Шаварипы — вели-

 

кого индийского йогина, который передал Майтрипе, одному из учителей Марпы-переводчика, учение Махамудры. Шава-рипа во сне показал Кармапе природу ума, сопровождая это словами:

— И сансара, и нирвана возникают в уме. Сущность твоего ума — изначальная мудрость. Потому нет никаких ступеней постижения: все происходит в уме.

И йогин исчез.

Микьо Дордже стал автором множества текстов, которые вызывали много споров и оказали на современников и после­дующие поколения огромное влияние. В возрасте тридцати трех лет он написал комментарий к Абхисамая-ланкаре под названием «Джецюн Нгалсо» (тиб.: г]е Ызип пда1 5о). За­кончив эту работу, он пригласил ученого из школы Гелуг по имени Сэра Джецюн к участию в критическом обсуждении текста. Этот талантливый мастер составил к труду Микьо Дордже собственный комментарий, в котором писал: «Кар­мапа является воплощением Ламы высокого ранга и великим ученым. Поэтому я не могу критиковать его. Тем не менее вот моя книга, озаглавленная «Ответ Кармапе», написанная по просьбе Микьо Дордже, в качестве отзыва на его коммента­рий» . В такой форме состоялась письменная полемика между блестящим мастером Кармапой и известным ученым тради­ции Гелуг.

ной как «Гуру-йога четырех времен дня» (тиб.: Шип ЪгЫ Ыа та 'г гпа1 'Ъуог), составленной в честь его коренного учителя Сангье Ньенпы Ринпоче. Она стала одной из самых важных практик в линии преемственности Камцанг.

В 1546 году Микьо Дордже почувствовал, что вскоре уйдет из жизни. Однако Шамар Ринпоче и Паво Ринпоче умоляли своего Ламу остаться и продолжать работу. Откликаясь на их настоятельные просьбы, Кармапа согласился продлить свою жизнь еще на несколько лет. Вместе со своим путешествую­щим лагерем он отправился в последнее большое путешествие по монастырям и Дхарма-центрам традиции Карма Кагью. Он попросил своих помощников на время этой поездки смяг­чить правила, по которым обычно строился его распорядок дня. Он хотел дать возможность всем желающим побывать у него и получить благословение.

В дороге Микьо Дордже сочинил много песен, в которых описывал свои видения. Во время одного из самых замеча­тельных переживаний он увидел своего Учителя в теле Чакра-самвары, восседающего над головой Ваджрайогини. Из тела Учителя появился нектар осознавания, преобразующий все представления о сансаре и нирване в высшую мудрость Про­светления. Ваджрный крюк сделал эту мудрость неразруши­мой. Затем в том же сне Кармапа увидел, как сансара сгорела в котле, стоявшем на трехногой подставке.

В другом его видении Падмасамбхава собрал у себя вось­мерых Кармап, чтобы вместе составить тайное поучение.

В последние годы жизни Кармапы здоровье его неуклонно ухудшалось, но он, невзирая на это, продолжал напряженно трудиться. В 1554 году на юге Тибета внезапно распростра­нилась проказа. Микьо Дордже отправился туда, чтобы по­ложить конец этой эпидемии. В центре пораженного района он построил черную ступу, окруженную четырьмя ступами


меньшего размера. Главная ступа представляла собой симво­лический образ существа, называемого «нага», которое, со­гласно мифам, вызывает проказу. Четыре ступы поменьше символизировали руки и ноги этого существа. Затем Кармапа расположился в центре и силой своего сострадания вобрал в себя все помехи, которые привели к распространению болезни. Эпидемия быстро прекратилась, и Микьо Дордже возвратил­ся в Дагпо Шедруб Линг, монастырь Шамара Ринпоче.

Очень скоро у Кармапы начали появляться признаки про -казы, и через некоторое время он уже не мог ходить. Понимая, что его кончина близка, он надел на себя одежду и украшения, присущие Будд а-аспектам Состояния радости, передающим вдохновение, и так предстал перед своими учениками. После этого Микьо Дордже вручил Шамару Ринпоче письмо с пред­сказанием обстоятельств своего следующего рождения — и по -кинул тело в возрасте сорока семи лет. Его останки кремиро­вали в монастыре Цурпху. Шамар Ринпоче вложил реликвии, оставшиеся после Кармапы, в специальную ступу.

Среди учеников Восьмого Кармапы было много лам вы­сокого ранга. В числе самых знаменитых — Шамарпа Кёнчог Енлаг, Паво Цуглаг Тренгва, Гьялцаб Драгпа Палджор, Ситу Чёкьи Гоча и Карма Тринле Легдруб. У него училось также много художников, врачей и поэтов, на которых он оказал глубокое влияние.

История жизни 8 Кармапы Микьо Дордже

История жизни 8 Кармапы Микьо Дордже

 

 

рассказать друзьям и получить подарок
Понравилась статья?Расскажи друзья!
Общайся со мной на
This entry was posted in Восточная философия, Новости. Bookmark the permalink.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>